Лицейская журналистика пушкинского выпуска
(1811–1816 гг.)
19 октября 1811 года в Царском Селе под Петербургом было
открыто учебное заведение нового типа – Императорский Цар-
скосельский Лицей. Лицей станет не только местом учёбы три-
дцати его воспитанников. Объединив 11–14-летних подростков в
тесный круг друзей и единомышленников, он стал для многих из
них Отечеством, Домом, Семьёй. Большинство лицеистов сохра-
нит дружество на всю последующую жизнь.
Сама атмосфера Лицея – атмосфера свободного и равного об-
ращения друг с другом и с преподавателями, атмосфера высоких
мыслей и устремлений, внушённых наставниками, – способство-
вала зарождению творческого духа в лицеистах, творческого духа,
благодаря которому первый выпуск лицеистов стали впоследст-
вии называть «золотым». И дело не только в том, что юный Пуш-
кин волею судьбы оказался в стенах этого замечательного учебно-
го заведения. Подбор лицеистов оказался поистине «золотым»:
славные имена А. Дельвига, В. Кюхельбекера, И. Пущина, А. Гор-
чакова, Ф. Матюшкина принадлежат русской истории.
Многие исследователи указывали на особое соединение усло-
вий, которые привели к расцвету творческих дарований лицеис-
тов, особенно Пушкина. Так, бывший воспитанник Лицея, млад-
ший современник Пушкина и исследователь его творчества
Я.К. Грот писал: «Память Пушкина дорога для каждого русского,
но она вдвойне дорога для питомца Лицея. Она прежде всего пе-
реносит его в тот счастливый приют, где и удаление от шума сто-
лицы, и красота местности, и стечение особенных обстоятельств,
и, наконец, славные современные события как бы нарочно

6
соединились к тому, чтобы плодотворно направить образование
гениального отрока и ускорить развитие его способностей»
(Пушкин, его лицейские товарищи... 1899, с. 1).
Как писал современный исследователь педагогики З.И. Рав-
кин, «В Лицее пушкинской поры были созданы все условия для
развития самостоятельности мысли и широкого политического,
общественно-культурного кругозора воспитанников. Этому спо-
собствовало неограниченное пользование книгами и журналами,
наличие особой библиотечной комнаты» (Равкин 1999, с. 50).
Нам представляется интересным тот несомненный факт, что в
Лицее, готовившем будущих государственных деятелей и воен-
ных, широкое распространение получило увлечение литератур-
ным творчеством и журналистикой.
Нам показалось интересным, что в Лицее, готовившем буду-
щих государственных деятелей и военных, широкое распростра-
нение получило увлечение литературным творчеством и журна-
листикой.
Исследование этой стороны жизни Лицея легло в основу на-
шей работы. Тема «Лицейская журналистика» выбрана нами по-
тому, что лицейское творчество, и журналистика в том числе, пи-
тало Музу не только Пушкина, но и других, менее одарённых, но
несомненно талантливых одноклассников. Можно сказать, что
атмосфера литературного соперничества в самом лучшем смысле
этого слова, возникшая уже на первом курсе Лицея, способство-
вала стремлению к сочинительству, развивала воображение и
творческое мышление, готовила к писательскому поприщу и
журналистской деятельности. А. Дельвиг впоследствии стал ре-
дактором «Литературной газеты» (1830–1831), а Пушкин возглав-
лял журнал «Современник» (1836).
Наш интерес подогревало то, что заявленная тема исследована
мало. Чаще всего в науке рассматривается поэтическое творчест-
во лицеистов либо поэтическое творчество только Пушкина-
лицеиста – иногда в контексте литературных соревнований.
Школьная журналистика, содержание лицейских журналов, их
влияние на культурное развитие подростков не стали предметом
исследования. Видимо, это связано с тем, что лицейские журналы
отражали не всю интеллектуально-творческую жизнь лицеистов,
выходили до 1816 года с перерывами и практически все утеряны.
В том числе те, в которых принимал участие Пушкин.
Наиболее подробно тема лицейской журналистики раскрыта в
сборнике Я.К. Грота «Пушкин, его лицейские товарищи и настав-
ники» (СПб., 1899), книге К.Я. Грота «Пушкинский Лицей 1811–
1817» (СПб., 1911), выпущенной к 100-летию основания Лицея, и

7
статье В.П. Гаевского «Пушкин в Лицее и лицейские его стихо-
творения» («Современник», т. XCVII, 1863). В этих трудах рас-
смотрена вся литературная деятельность лицеистов включая их
участие в литературных журналах. Ценность данных источни-
ков – в публикации материалов, долгое время считавшихся утра-
ченными.
Интересным представляется также исследование лицейской
поэзии за полтора века – от 1810-х до 1960-х годов, данное в кни-
ге С.М. Некрасова «Лицейская лира. Лицей в творчестве его вос-
питанников» (СПб., 2007). Этот труд посвящён анализу тех про-
изведений юных поэтов, в которых упоминается Лицей как осо-
бое место учёбы и вдохновений.
Цель нашей работы – понимание роли лицейской журнали-
стики в жизни нового учебного заведения и судьбе его воспитан-
ников. На наш взгляд, участие многих лицеистов в выпуске
литературных журналов способствовало созданию особого лите-
ратурного «поля», которое притягивало к себе юные таланты,
формировало литературную традицию, сохранённую во всех по-
следующих выпусках Лицея. И пусть первые журналистские
опыты лицеистов (особенно первокурсников) были скромны,
важно то, что эти опыты указывали на самостоятельность мысли,
стремление к самовыражению. Они говорили о преобладающей
гуманитарной направленности Лицея, которая, в свою очередь,
способствовала расцвету удивительного пушкинского гения, на-
чавшемуся в стенах Лицея.
«Уникальное учебное заведение, каковым был Лицей на про-
тяжении всей его истории, формировало высочайший уровень
гуманитарной культуры своих воспитанников, что создавало ус-
ловия для развития их литературных способностей. В программу
лицейского воспитания изначально входило изучение русской и
европейской словесности, а также основ стихосложения» (Некра-
сов 2007, с. 1).
I. «Друзья мои, прекрасен наш союз!»
Первые лицеисты образовали, по меткому выражению Пуш-
кина, «союз», своего рода республику, где каждый имел полную
свободу самовыражения и где каждому протягивалась рука това-
рища. Этот союз действительно «срастался под сенью дружных
муз». Увлечение сочинительством было практически всеобщим.
Исследователи лицейской жизни называют несколько стимулов
литературного творчества воспитанников:
1. Согласно Уставу Лицея, на начальном курсе предпочтение
отдавалось гуманитарным циклам, ставилась задача «соединения

8
литературного образования с научным, чтоб первое предшество-
вало второму».
2. Первый директор Лицея, В.Ф. Малиновский, писал стихи и
прозу, переводил.
3. По сообщению Я.К. Грота, «...из числа 30-ти воспитанников
первого курса треть поступила туда из Московского университет-
ского пансиона, где под влиянием и по примеру Жуковского уже
была в значительной степени развита литературная деятельность»
(Пушкин, его лицейские товарищи... 1899, с. 5).
4. К литературному творчеству лицеистов поощряли и другие
наставники, в частности, учителя словесности Н.Ф. Кошанский и
А.М. Галич, а также преподаватель нравственных наук А.П. Куни-
цын.
Возможно, главнейшим стимулом являлось присутствие в Ли-
цее Пушкина – его поэтический дар сразу поразил всех, пробудил
дремавшие художественные склонности одноклассников, заста-
вил их включиться в некое «состязание» творческих замыслов и
воплощений. Один из воспитанников, А.Д. Илличевский, в пись-
ме к своему гимназическому другу П.Н. Фуссу сообщал: «Что
касается до моих стихотворческих занятий, я в них успел чрезвы-
чайно, имея товарищем одного молодого человека (выделено ав-
тором. – В.Е.), который, живши между лучшими стихотворцами,
приобрёл в поэзии много знаний и вкуса». Сам Пушкин черновом
наброске «Евгения Онегина» (гл. VIII, строфа 4) писал:
....................младые други
В освобождённые досуги
Любили слушать голос мой.
Они, пристрастною душой
Ревнуя к братскому союзу,
Мне первый поднесли венец,
Чтоб им украсил их певец
Свою застенчивую Музу.
П.В. Анненков приводит в своей книге отрывок (две строфы)
стихотворения Пушкина, вызванного «соревнованием в одном из
царскосельских обществ, где в числе занятий были и литератур-
ные соревнования» (Анненков 1999, с. 17).
Мальчики 14–15 лет (А. Дельвиг, В. Кюхельбекер, А. Илли-
чевский, М. Яковлев) уже печатались в столичных литературных
журналах. В Петербурге это были «Сын Отечества» и «Северный
наблюдатель», в Москве – «Вестник Европы», «Российский
Музеум» и «Труды Общества Любителей Российской словес-
ности».

9
Среди причин расцвета литературного творчества в Лицее
следует отметить и поэтическое местоположение учебного заве-
дения с его садами, где можно было «безмятежно расцветать»,
слушая голос Музы; и расписание занятий, дававшее лицеистам
возможность в свободное время заниматься любимым делом; и
сама относительная свобода существования в стенах Лицея. Не-
удивительно, что стихи или прозу в Лицее писали почти все.
II. «Начало славных дней...»
С чего началась лицейская журналистика? Почему лицеистам
захотелось объединить свои творческие усилия для создания и
выпуска журналов? П.В. Анненков, отвечая себе на этот вопрос,
предположил, что воспитанники, скучая от безделья, искали в
занятиях спасения от скуки. Я.К. Грот возражал: «...от скуки
охотнее прибегают к другим развлечениям. Собираться для того,
чтобы вместе сочинить песню или чтобы общими силами расска-
зать повесть, которую всякий продолжает развивать по-своему,
...это значило любить умственные забавы, чувствовать потреб-
ность в упражнениях ума и воображения» (Грот 1874, с. 344).
До нас дошёл только один экземпляр журнала «Вестник»
(1811); мы знаем о 12-ти выпусках журнала «Для удовольствия и
пользы» (1812–1813); количество выпусков журнала «Неопытное
перо» (1812) не установлено. Известно о двух номерах журнала
«Юные пловцы» (1813), а журнал «Лицейский Мудрец» выходил
в течение трёх лет (1813–1816). До нас дошли 4 номера журнала
за 1815 год.
В.П. Гаевский, исследуя литературное творчество лицеистов
первого, «пушкинского» выпуска, пришёл к выводу, что «запас
рассказов, анекдотов и стихов, читанных в дружеском кругу, ма-
ло-помалу увеличивался; некоторые из них записывались и пере-
ходили из рук в руки, и таким образом 3 декабря 1811 года явил-
ся первый лист первого лицейского журнала под названием
«Вестник», издателем которого был Н. Корсаков. Есть основание
думать, что ещё до издания этого листка, хотя и выставлен на нём
№ 1, существовали другие, потому что в нём дважды упоминает-
ся о «лицейских газетах», которые издавал тот же Корсаков» (Га-
евский 1863, с. 139).
Конечно, этот листок – пока ещё детская журналистика, но и
она претендовала на серьёзность содержания. В этом первом но-
мере помещено заслуживающее внимания стихотворение 12-лет-
него Алексея Илличевского, вероятно, его первый стихотворный
опыт – «Сила времени»:

10
Всё тленно в мире сём!
Всё время мощное разрушит под луною,
И царства сильные, которые ни в чём
Препона не найдут под времени рукою,
Исчезнут навсегда, исчезнет и их след,
Где горды Римляне, владевшие полсветом,
Сокрылись вечности, и славы той уж нет,
Которая была единым их предметом.
................................................................
Исчезли и они! Исчезнет и весь свет,
И солнце некогда свой огнь в водах погасит,
Лишь добродетели одной кончины нет.
Она на небеси возмездие получит.
(отрывок).
Здесь, конечно, чувствуется влияние державинского творчест-
ва: та же философская тема бренности всего сущего и та же воз-
вышенность слога. Видимо, Илличевский увлекался Держави-
ным, стремился ему подражать, имел несомненный поэтический
талант, за что и был прозван лицеистами «вторым Державиным».
В этом номере можно прочитать и первые стихи В. Кюхель-
бекера в переводе с французского («Страх при звоне меди»). По
мнению В.П. Гаевского, они были опубликованы в насмешку над
автором, поскольку были крайне слабы. Эти стихи долго были
памятны всем лицеистам, а Пушкин в письме брату Льву из Ки-
шинёва в 1822 году дословно их цитировал.
«Вестник» написан детским почерком, часто безграмотным
ещё языком и отражает в себе пёстрые события первых лицей-
ских месяцев. Разнообразное содержание указывает именно на
журнальный характер этого издания: переписка лицеистов; раздел
«Смесь», содержащий «всякую всячину» по примеру серьёзных
журналов; обращение к читателям.
В этом обращении нам интересно, какие события школьной
жизни заслуживали внимания юных редакторов. Например (ав-
торская орфография и пунктуация сохранены. – В.Е.): «Мы полу-
чили известие о весьма страстных пройшействий случившиеся в
течение сего месяца, мы поспешаем уведомлять об оных почтен-
нейшую публику». «Страстное», или всё же странное, происше-
ствие, – это размолвка, случившаяся между двумя лицеистами –
Горчаковым и Масловым. Горчаков первым протянул руку друж-
бы, восхитив тем самым не только Маслова, но и издателей
«Вестника». «Тишина нам возвращена», – так поэтически заклю-
чает автор этого раздела. «Вестник», как настоящее журнальное

11
издание, шёл «за событием», держал читателей в курсе происхо-
дящего в Лицее и сообщал, по его мнению, самое интересное.
В последнем отделе листка, «Разных известиях», мы находим
указание, объясняющее причину ранней литературной деятельно-
сти лицеистов: «Мартын Степанович Пилецкий, инспектор Ли-
цея, предложил следующее: учредить собрание всех молодых лю-
дей, которых общество найдёт довольно способными к исполне-
нию должности сочинителя...» Лицеисты ухватились за это
предложение с воодушевлением, чувствуя в себе нерастраченный
запас творческих сил. И уже в следующем, 1812 году, в свет вы-
шли два журнала: «Для удовольствия и пользы» и «Неопытное
перо». Издателями первого, продолжавшегося и в следующем,
1813 году, были В. Вольховский, С. Есаков, А. Илличевский,
В. Кюхельбекер, Д. Маслов и М. Яковлев. Этот журнал имел 12
номеров. Второй – «Неопытное перо» – издавался А. Пушкиным,
А. Дельвигом и Н. Корсаковым. Вышел в нескольких номерах.
В одном из них было помещено стихотворение Пушкина «Роза»,
написанное по учебному заданию и восхитившее, по воспомина-
ниям И. Пущина, всех одноклассников (Пущин 1979, с. 46). К со-
жалению, ни один из номеров этих журналов не сохранился.
В 1813 году, по прекращении упомянутых выше журналов,
явился новый – «Юные пловцы». Его издателями были Пушкин,
Дельвиг, Илличевский, Кюхельбекер и Яковлев. Вышло всего
2 номера. В том же году издание журналов было прекращено, по-
скольку, по мнению лицейского начальства, отвлекало от учёбы.
III. «Лицейский Мудрец»
Вопреки запрету в том же 1813 году появляется новый жур-
нал – «Лицейский Мудрец». Его издателями выступили К. Дан-
зас, Н. Корсаков, А. Мартынов и Н. Ржевский. Этот журнал, по
замечанию В. Гаевского, «выходил неправильно, то прекращался,
то возобновлялся, но существовал с небольшими промежутками в
течение трёх лет, то есть до конца 1816 года» (Гаевский 1863,
с. 144). Редакторская статья так определила суть нового издания:
«Лицейский Мудрец есть архив всех древностей и достопримеча-
тельностей лицейских. Для того-то мы будем помещать в сем
журнале приговорки, новые песенки, вообще всё то, что занимало
и занимает почтенную публику» (№ 3, отдел «Смесь»).
Жанровое многообразие журнала говорит о достаточно разви-
тых литературных способностях лицеистов, об их желании мак-
симального самовыражения и о стремлении поддерживать чита-
тельский интерес. Разнообразие рубрик показывает: юные лице-
исты строили свой журнал по примеру серьёзных взрослых

12
изданий. Одна только стихотворная часть «Мудреца» представле-
на «Национальными песнями», пародиями, эпиграммами и бас-
нями.
Вот, например, содержание № 1 журнала «Лицейский Муд-
рец» за 1815 год:
1. Проза
а) К читателям
в) Осёл-философ
2. Стихотворения
а) К заключённому другу Поэту
в) К Мудрецу
с) Эпиграммы
d) Эпитафия
e) Нет, нет!
3. Критика
а) Письмо к издателю
в) Объявления
4. Смесь
а) Письмо из Индостана
в) Анекдот
Однако при всей серьёзности структуры, материалы журна-
ла – по крайней мере, одного из номеров – юмористические: из-
давали его всё же подростки. Жизнь Лицея изобиловала комич-
ными ситуациями; предметом насмешек служат то товарищи, то
наставники. Из одноклассников больше всего достаётся несклад-
ному и обидчивому Кюхле, Вильгельму Кюхельбекеру, а из на-
ставников – гувернёрам и доктору Пешелю.
Вот наказывают за какую-то провинность одного из лицеис-
тов, и журнал откликается обращением «К заключённому другу
Поэту»:
Дружище старой! Я пришёл, –
Со мной ты будь повеселее,
Шути, резвись и пей смелее,
Ты видишь – я какой пострел.
Пускай, с солдатской битой рожей,
Безрукой, долгой инвалид,
На чёрта одного похожий,
У наших пусть дверей стоит, –
Чего бояться нам? Похмелье
Доставит всякому веселье.

13
И стихотворение завершается так:
И все сбегутся к нам толпой,
И пальцем все на нас покажут, –
«Где дружба и вино – тут, – скажут, –
Блаженство, радость и покой».
Издание журнала прервалось, потом возобновилось – и геро-
ем стихотворения становится сам журнал:
Восстань, восстань, мудрец,
Ты после усыпленья.
Воскрес опять Творец
Спасти тебя от тленья.
И ты опять восстанешь,
Как прозой, так стихами
На всех сатирой грянешь,
И остры эпиграммы,
Как молньи, заблестят,
Всем уши заглушат.
Опять в Лицее будет
Поэзья процветать.
Мудрец же не забудет
Журнал свой издавать.
«К Мудрецу» (отрывок).
Несомненно, данные стихотворные опыты слабы, особенно в
сравнении с набиравшим силу поэтическим талантом Пушкина.
Ведь именно в этом, 1815 году он прочтёт на публичном экзамене
стихи, так восхитившие престарелого Державина, – «Воспомина-
ния в Царском Селе». Но ценность приведённых выше поэтиче-
ских строк в том, что они – источник сведений о повседневной
жизни лицеистов, их увлечениях.
В отделе «Критика» («Лицейский Мудрец», № 1, 1815) публи-
куется материал «Найдёныш» (Письмо к издателю). Это шутли-
вый критический разбор стихотворения Кюхельбекера (анализ 4-й
строфы подтверждает его авторство). Разбор включает краткую
предысторию, где сообщается о найденных стихах неизвестного
автора:
«Милостивый Государь! Недавно, по причине семейственных
обязанностей, пошёл я в рынок для покупок. Набравши провизий,
я возвратился домой, но не могу представить вам моего удивле-
ния, когда увидел, что семга и колбасы обёрнуты какими-то сти-
хами... Любопытство заставило меня разобрать, и, несмотря на
пятна, удалось мне прочесть несколько слов. Вот они...»

14
Далее разбор строится так: слева идёт оригинальный текст
найденных стихов, а справа располагается критический коммен-
тарий:
Заглохшей сельскою тропою,
Средь смежных с небом гор,
Идёт, трепеща над клюкою
Нещастный Алманзор.
Дитя ведёт его в пустыне,
Его навек померкнул взор.
«Средь смежных с небом гор, в пустыне? Автор забыл, что
пустыня не есть горы. Однако простим ему эту маленькую воль-
ность», – подмечает критик.
Они спешат, но вот раздался
Внезапный страшный крик.
Увы! – вскричал – я погибаю!
Ах, горе и тебе, старик.
И старца руку покидает.
Нещастный проводник.
«А кто кричал: старик, проводник или другой заблудивший-
ся?» – иронизирует комментатор. И заключает: «И я боюсь запу-
таться в лабиринтах громких, пышных, но без смысла слов».
Очень распространено было увлечение эпиграммами – жан-
ром, в котором не было равных Пушкину, но преуспевали и дру-
гие лицеисты. В одной из эпиграмм на нелюбимую лицеистами
математику и преподавателя математики профессора Карцева –
смуглого брюнета – обрушивается Илличевский:
Могу тебя измерить разом,
Мой друг Черняк!
Ты математик – минус разум,
Ты злой насмешник – плюс дурак».
О Карцеве Пушкин упоминает в своём лицейском дневнике
(запись 1815 г.): «Вчера не тушили свечек, зато пели куплеты на
голос: «Бери себе повесу». Запишу, сколько смогу». И Пушкин
записывает куплет на Карцева:
Какие ж вы ленивцы!
Ну, на кого напасть?
Да, нуте-ка, Вольховский,
Вы ересь понесли.
А что читает Пушкин?

15
Подайте-ка сюды!
Ступай из класса с богом,
Назад не приходи!
(Пушкин 1989, с. 39).
По мнению Н. Эйдельмана, «в ту гуманитарную эпоху мате-
матика ещё не заняла того места, как в следующем веке; многие
лицеисты вообще не видят в ней проку» (Эйдельман, 1979, с. 39).
Герой другой эпиграммы – лицейский врач Пешель:
Известный врач Глупон
Пошёл лечить Дамета;
Туда пришедши, вспомнил он,
Что нету с ним ни мази, ни ланцета.
Лекарства позабыв на этот раз,
Дамета он от смерти спас.
Критические разборы и эпиграммы свидетельствовали о воз-
растающем литературном мастерстве лицеистов: они и сегодня
восхищают нас яркими образами, отточенностью фраз, остроуми-
ем и глубокомыслием. Эти произведения писались на злобу дня и
поэтому пользовались большим успехом у лицеистов
Рядом с «Лицейским Мудрецом» существовал ещё рукопис-
ный сборник «Мудрец-поэт, или Лицейская Антология». Он
включал в себя одну только стихотворную часть «Лицейского
Мудреца» и выходил, вероятно, параллельно или вслед за ним.
К.Я. Грот отмечал, что сохранились всего две тетради этого сбор-
ника, «и одна из них (№ 2) заключает в себе буквально всю стихо-
творную часть сохранившихся четырёх номеров «Лицейского
Мудреца» – в том же самом порядке» (Грот 1911, с. 307).
Таким образом, журнал «Лицейский Мудрец» можно назвать
последним, но наиболее удачным и серьёзным опытом журнали-
стской деятельности лицеистов.
IV. Выводы
На наш взгляд, лицейская журналистика пушкинского выпус-
ка – явление во многом уникальное. Молодые люди 11–14 лет
объединили свои творческие усилия для создания журналов, в
которых подробно освещали (пусть по-детски) жизнь Лицея за
период с 1811 по 1816 годы. Это бесценный материал для всех,
кто желает больше узнать о неформальной стороне пребывания
лицеистов в стенах нового учебного заведения. Это и материал
для исследования литературной жизни Лицея, для установления
истоков, давших начало творческому гению Пушкина. Это начало

16
было поистине многообещающим, если уже в 14 лет Пушкин
написал такие строки:
В роще сумрачной, тенистой,
Где, журча, в траве душистой,
Светлый бродит ручеёк,
Ночью на простой свирели
Пел влюблённый пастушок...
«Блаженство» (отрывок).
Участие в выпусках журналов питало творчество очень мно-
гих других, менее талантливых одноклассников поэта, способст-
вовало в конечном счёте созданию литературных традиций и ли-
тературного сообщества единомышленников. Здесь оттачивались
перья, здесь практиковались в меткости слова, здесь учились ду-
мать, размышлять над современными событиями. Так формирова-
лись необходимые жизненные умения.
Ученические литературные журналы в Лицее строились по
принципу «взрослых» журналов: они включали в себя разделы, в
которых была сделана попытка отразить не только узколитера-
турную, но и общественно-политическую жизнь. Особенно это
касается периода 1812 года, когда вся Россия была охвачена пат-
риотическим подъёмом, а лицеисты, как поэтически выразился
Пушкин, возвращались в сень наук, «завидовав тому, кто умирать
шёл мимо нас...» («Была пора: наш праздник молодой...», 1836).
В журналах вёлся раздел «Политика», куда помещались патрио-
тические статьи (например, «Слова истинного русского» – жур-
нал «Для удовольствия и пользы», 1813, № 4).
В содержание журналов помимо собственного творчества ли-
цеистов – стихотворений и прозы – включались материалы для
раздела «Смесь». Они отражали пёструю жизнь лицея и его пре-
подавателей: сиюминутные события, происшествия, обращения к
читателям, характеристики педагогов и гувернёров. Журналы
имели и своего художника-карикатуриста А. Илличевского.
Лицейские журналы создавались прежде всего для удовлетво-
рения литературных склонностей и вкусов лицеистов. Увлечение
литературой было практически всеобщим. Наука, научные заня-
тия в первом, пушкинском, выпуске ещё не были в числе приори-
тетных.
Лицейская журналистика сыграла важную роль: она отразила
и внутреннюю жизнь нового учебного заведения, и внутреннюю
духовную жизнь лицеистов, и их отношения друг с другом и с
преподавателями. «Журнально-литературная традиция сохрани-
лась в Лицее надолго, значит, у них был здоровый, крепкий

17
корень. Во всяком случае для Пушкина, а значит, и для всех нас,
его читателей, эта молодая лицейская литература, эта гуманная
свобода и дружеское общение сослужили большую службу» (Ан-